(495) 780-90-05
HRанители

Добро, о котором молчат представители «Большой четвёрки»

Корпоративная социальная ответственность: миф или реальность? Красивая презентация для акционеров или реально действующий инструмент командообразования? «Головная боль» или «витамины для бизнеса»?

Юлия Богданова – менеджер по корпоративной социальной ответственности компании КПМГ в России и СНГ – рассказывает о значении и балансе HR и PR-составляющих в корпоративной социальной ответственности.

JobFine.ru: Юлия, в последние годы всё чаще звучат заявления первых лиц крупных компаний об участии в социально значимых проектах. У всех для этого разные причины. Но КПМГ – международный бренд с многолетней историей, где такие программы работают уже давно – гораздо дольше, чем компания присутствует в России и странах СНГ. Тяжело ли на нашей почве приживаются идеи, «спущенные» из головного офиса?

Юлия Богданова: Нам, наверное, повезло: как таковых «директив» у нас нет. Существуют общие для всех офисов направления корпоративной социальной ответственности (далее – КСО, прим. ред.): помощь местным сообществам, образовательные проекты и экоповестка. Нетрудно догадаться, что эти направления актуальны в любой стране. При этом каждая страна руководствуется местными приоритетами. Например, в развитых европейских странах будет больше программ, связанных с разнообразной помощью пациентам хосписов и их близким, помощью родственникам больных болезнью Альцгеймера, программ для безработных. И совсем не будет программ по помощи больным детям – эти задачи решаются государственными программами. Наши американские коллеги реализуют программы поддержки высшего экономического образования, тесно сотрудничают с университетами, поддерживают серьезные научные исследования, потому что это актуально для их региона.

JF: Неужели в России нет проблемы хосписов, психологической поддержкой населения и прочими приведёнными вами направлениями?

Ю.Б.: К сожалению, и эти сложности нас не миновали, но дело в том, что у нас сама социальная сфера находится только в стадии становления, многие сервисы пока что просто отсутствуют. Ни в государственных центрах, ни в некоммерческих организациях не представлены даже самые необходимые вспомогательные инструменты. Поэтому одно из направлений, над которым работаем мы – развитие профессиональных услуг для наиболее уязвимых: детей социального и биологического рисков. Мы объединяем наши ресурсы с усилиями и опытом лучших сервисных НКО для развития новых эффективных практик, стараемся поддерживать те инициативы, которые помогают детям и взрослым решить свои проблемы и стать самостоятельными полноценными членами общества, а не развивают у них иждивенческое сознание и ожидание постоянной помощи извне, что в принципе характерно для России.

JF: Поддерживаете детские дома? Спонсируете специальные учреждения?

Ю.Б.: Мы отказались от помощи детским домам полностью, вместо чего поддерживаем благотворительный фонд «Волонтёры в помощь детям-сиротам», который оказывает необходимые услуги уязвимым семьям, чтобы дети не оказались в детском доме, а сохранили семью. Это более действенный механизм: у фонда имеются и необходимые для форсирования определённых процессов, когда нельзя терять ни минуты, «рычаги», и, кроме того, собственный центр временного пребывания, где мама в кризисной ситуации может жить со своим ребёнком, с помощью специалистов выходя из негативной ситуации и состояния, сохраняя свои родительские права и обязанности.

JF: Да, это уже конкретная помощь, а не громкие слова!

Ю.Б.: Мы стараемся не брать на себя чужую ответственность: не поддерживаем индивидуальные лечение детей, если для этого существуют бюджетные программы. Однако не выполнять навигационную и диспетчерскую функции при поиске лучшего медицинского решения для детей из дома ребёнка, с которым мы сотрудничаем больше 5 лет, было бы неправильно, поскольку у нас есть понимание правовой базы и механизмов её реализации. Фактически же, при таком подходе в 95% случаев само лечение происходит за счёт бюджетных средств, т.е. люди получают с нашей помощью, но то, на что имеют безусловное право. На это работают и средства, выделяемые компанией, и наши профессиональные компетенции.

JF: КСО – это проект для рынка, которым занимается отдельная служба, или и HR-инструмент тоже?

Ю.Б.: Мы работаем с двумя целевыми группами: внешняя аудитория – это наши клиенты, сотрудники НКО или бюджетных учреждений и конечные благополучатели; внутренняя – это наши сотрудники. В определённом смысле КСО – это HR-функция. Но она сильно отличается от других и содержанием, и формой. КСО позволяет раскрывать сотрудникам в себе что-то новое, часто глубоко личное. Поэтому все проекты должны быть не только хорошо организованы, но и безопасно построены. Это возможность профессионального роста, часто в какой-то новой нише, и тут КСО дополняет возможности бизнеса. У нас ограниченная линейка услуг, люди же всегда шире и многограннее. Часто именно в КСО-проекте человек может найти наиболее интересную тему для своего профессионального развития, ведь иногда речь идет о внерабочем времени. Это значит, что КСО-мероприятия должны быть привлекательно организованы. Также это уникальный по влиянию и низкой стоимости инструмент тимбилдинга. Мы организуем для отдельных групп специальные дни, когда мини-коллектив идет в партнерскую НКО, решает там социальную задачу, проводя рабочий день рука к руке, плечо к плечу, узнаёт о деятельности НКО и друг о друге что-то совершенно новое, как бы заново знакомясь с коллегами.

JF: Но для чего это компании? Хороший «выхлоп» в pr-смысле или?..

Ю.Б.: У нас всё довольно просто с пониманием целей КСО: существует корпоративная ценность, разделяемая каждым сотрудником – «Мы стремимся делать лучше жизнь местных сообществ» (We are committed to our communities, прим. ред.). Поэтому КПМГ инвестирует средства в КСО-команду, людей, которые реализуют все КСО-программы. Имиджевую составляющую от этой деятельности трудно измерить, но сейчас и в бизнес-сообществе, и на рынке труда у нас уже прочно сформирован устойчивый образ действительно социально ответственной компании.

JF: Как вы узнаёте об этом, если эта сфера – «не измерима»?

Ю.Б.: К нам обращаются за советами коллеги из других компаний, мы получаем премии за проекты в этой сфере, так что это вид общественного признания. Не менее важная задача, которую решает КСО – это, конечно, лояльность персонала. В нашем регулярном опросе удовлетворенности сотрудников именно КСО выходит на первое место по значимости. Наши волонтёры остаются с компанией в проектах КСО, даже когда её покидают. И мы безгранично ценим такое доверие. Но если говорить про PR, то – почему бы и нет? – мы готовы делиться своими знаниями и опытом, как правильно – корректно и для вящей пользы дела освещать свои действия в данной связи. Жалко, что интерес к этой теме у СМИ возникает, как правило, только на фоне каких-то разовых акций и резонансных дел.

JF: Вовлечение в КСО персонала, конечно, штука хорошая, но кто-то должен ведь всегда «держать руку на пульсе»! А для искреннего и качественного воплощения любой идеи в жизнь нужны довольно-таки специфические личностные качества. Что за люди занимаются КСО у вас на постоянной основе, в качестве основного вида деятельности?

Ю.Б.: О! У нас очень яркая команда, хотя в Москве нас всего трое. По образованию мы – педагог-психолог, журналист и экономист-международник. Т.е. три разных типа мышления. Это безумно важно в нашей работе, ведь мы постоянно сталкиваемся с уникальными задачами, и нам нужен неиссякаемый креатив. Но, в то же время, все проекты должны быть чётко реализованы, поэтому нам нужны и организаторские способности. Ну а уж о том, что наша работа – это постоянная коммуникация, говорить, пожалуй, излишне? Следовательно, блестящие коммуникативные навыки также исключительно важны.

JF: Юлия, расскажите, пожалуйста, о конкретных программах: действующих, живых, активных. Есть ли что-либо помимо упомянутого уже взаимодействия с различными НКО и благотворительными фондами? Своё, «родное», так сказать?

Ю.Б.: Как я уже говорила, наши программы – очень и очень разные. Мы стараемся охватить сразу несколько социально-значимых областей. В первую очередь, хотелось бы остановиться на проекте «Феникс» – группе профессиональной поддержки для специалистов помогающих профессий. Участники встреч, обсуждая сложные случаи из своей практики, получают новый опыт и знания от своих коллег и ведущего. Две основные цели проекта – профилактика эмоционального выгорания и, собственно, профессиональный рост участников. «Уверенное начало» – это программа обучения специалистов государственных социальных центров технологиям раннего вмешательства. Эти навыки необходимы для минимизации рисков отставания в развитии у детей из категорий социального и биологического рисков. Этот проект идет в партнерстве с Министерством социальной политики Нижегородской области. В результате его реализации заработали службы помощи детям раннего возраста в 10 учреждениях социальной сферы. «Нужное и полезное» – это акция по сбору вещей, проходящая непосредственно в КПМГ дважды в год. Сотни коробок нужных и полезных вещей – взрослой и детской одежды, книг, развивающих и настольных игр, игрушек – передаются в фонд помощи беженцам и вынужденным переселенцам «Гражданское содействие».

JF: Хорошая идея и для предновогоднего корпоративного проекта!

Ю.Б.: Наступлению Нового года у нас традиционно предшествует акция «Люди, не вещи». Проект родился, как более системная и устойчивая альтернатива традиционному формату – покупке подарков для подопечных детских домов. Мы предлагаем сотрудникам КПМГ становиться социальными инвесторами и в качестве новогодних подарков уязвимым детям и их семьям оплачивать услуги необходимых профессионалов: психологов, специалистов по детскому развитию, юристов. Это позволяет детям оставаться в семьях и расти счастливыми, – это ли не самое важное? Ну и, разумеется, проект также включает в себя возможность подарить семье ваучер на поход за игрушками в «Детский Мир», билеты в театр на детский спектакль или обед в уютном кафе, чтобы провести время всем вместе.

JF: Невероятно приятно и интересно узнавать о таких важных и, главное, действующих программах реализации корпоративной социальной ответственности и рассказывать о них тысячам HR, читающих наш портал. Предлагаем вам делиться своим опытом в наших рубриках и дальше!

Ю.Б.: С удовольствием продолжим эту тему и в наступающем году! КПМГ всегда есть, о чём рассказать, ведь мы всегда стремимся как можно полнее охватить социально значимые участки, делая общество и мир вокруг нас хотя бы чуточку добрее и проще. Для всех.

JF: До новых встреч, Юлия! И спасибо вам! Удачи во всех благих начинаниях!

Ю.Б.: Спасибо! Мы верим в возможности КПМГ, команду и свои силы!

5 советов от Юлии Богдановой

1. Наиболее эффективно не действовать «в одиночку», а объединять корпоративные ресурсы с усилиями и опытом специализированных НКО, имеющих уникальные рычаги для оперативного вмешательства в социально значимые ситуации.
2. В большинстве случаев профессиональный опыт организации, её товары или услуги уже сами по себе являются самым важным вкладом в реализацию какой-либо социальной инициативы.
3. Корпоративная социальная ответственность – это одна из наиболее эффективных функций, объединяющих HR, PR и клиентскую работу. И важно всегда помнить, что, «творя добро», взаимодействуешь с общественностью, партнёрами и собственным персоналом одновременно.
4. Подключая персонал к реализации программ КСО, вы делаете для командообразования больше, чем вкладывая в это отдельный бюджет: решая социальную задачу, проводя рабочий день рука к руке, плечо к плечу, люди узнают не только о жизни, но и друг о друге что-то совершенно новое, как бы заново знакомясь с коллегами.
5. Часто наши волонтёры остаются в корпоративных проектах даже покидая компанию. ВОТ, где истинная лояльность!
 

KPMG – это крупная международная сеть фирм, предоставляющих аудиторские, налоговые и консультационные услуги. В офисах компании в 155 странах мира работают более 155 000 сотрудников.
В России и СНГ КПМГ работает с 1990 года, и в настоящее время штат компании насчитывает более 4 000 специалистов в 18 офисах в разных городах РФ.

www.kpmg.ru

Юлия Богданова, менеджер по корпоративной социальной ответственности
Мы объединяем наши ресурсы с усилиями и опытом лучших сервисных НКО для развития новых эффективных практик.
В 95% случаев само лечение происходит за счёт бюджетных средств, т.е. люди получают с нашей помощью, но то, на что имеют безусловное право.
Мы работаем с двумя целевыми группами: внешняя аудитория – это наши клиенты, сотрудники НКО или бюджетных учреждений и конечные благополучатели; внутренняя – это наши сотрудники. В определённом смысле КСО – это HR-функция.
Мини-коллектив идет в партнерскую НКО, решает там социальную задачу, проводя рабочий день рука к руке, плечо к плечу, узнаёт о деятельности НКО и друг о друге что-то совершенно новое, как бы заново знакомясь с коллегами.
В нашем регулярном опросе удовлетворенности сотрудников именно КСО выходит на первое место по значимости. Наши волонтёры остаются с компанией в проектах КСО, даже когда её покидают. И мы безгранично ценим такое доверие.


а аЕаЙб?аИаНаГ@Mail.ru